RUSBIONICLE - Русскоязычный сайт о Bionicle (Бионикл) новости, статьи, форумы, обзоры
О Bionicle (Бионикл) на русском языке
Главное меню
Главная
Форум
Алфавитный указатель
Общество
География мира BIONICLE
Историческая Линия
Расы
Великие
Великий Дух
Орден Мата Нуи
Рука Артакхи
Братство Макуты
Темные Охотники
Лига шести Королевств
Тоа
Матораны
Турага
Раага
Бороки
Пирака
Барраки
Висораки
Ракши
Другие персонажи
Рахи
Ваки
Протодермис
Элементарные силы
Маски Канохи
Крана
Оружие и артефакты
Крааты
Книги
Рассказы
Файлы Фейбера
Рождение Темного Охотника Печать E-mail
Автор Al   
02.11.2007 г. 14:36

"Birth of a Dark Hunter" – рассказ, опубликованный в BIONICLE Encyclopedia (оригинал доступен здесь). Эта же история с точки зрения Темных Охотников описана в книге «Наследие зла» (BIONICLE Legends 4: Legacy of Evil.).

РОЖДЕНИЕ ТЕМНОГО ОХОТНИКА

(Г. Фаршти, 2005)

Тоа Ликан молча пробирался по темным улицам Та-Метру. Ночь была совершенно безмолвной, как если бы охраняемый им метру стал городом мертвых. Даже тени, казалось, тронул страх, который сжимал в тисках Метру Нуи.

Он решил было создать небольшое пламя, потом передумал. Турага Дума предостерегал его против использования своей элементарной силы, чтобы не выдавать свое местоположение. Враги могли следить за источниками огня, и если его догонят слишком далеко от Колизея… ну, он видел, что оставалось от других Тоа, которые были чересчур беспечны.

Ты можешь позволить себе ошибку или даже две, сражаясь против зверя Рахи, - напомнил он себе. – Но не с такими противниками. Им достаточно малейшей благоприятной возможности, и…

Откуда-то сверху раздался звук – скрежет металла о камень, несомненно, на одной из крыш. Засада? Темные Охотники были вполне способны на это – и на что-нибудь намного худшее. Ликан активировал свою Маску Защиты, создав вокруг себя силовое поле, и приготовил огненный меч. Кто бы – или что бы – ни появилось перед ним, он приготовился к неожиданности.

Над крышей литейной мастерской появилась знакомая маска:

- Расслабься, братец, это я.

Тоа Нидики спрыгнул вниз и приземлился рядом со своим товарищем. Его изумрудные доспехи были в рубцах и вмятинах от бесчисленных битв.

- Полуночная прогулка, а? – прошептал он. – В чем дело, война не дает тебе достаточного моциона?

- Предполагается, что ты должен быть в Колизее, с остальными, - ответил Ликан.

- Мне там надоело. Кроме того, шести Тоа должно быть достаточно, чтобы охранять одного Турагу.

- Нет, если я прав, - сказал Ликан с мрачными выражением. – Нет, если с ним наметили сделать то, что я думаю. В здании могло быть пол-легиона, и он все равно бы не был в безопасности.

Под Маской Канохи Тайны Нидики мелькнула улыбка:

- Ты слишком много беспокоишься, братец. Как всегда. Помнишь время, когда верхушки всех тех Ко-Метранских Башен Знаний разбили вдребезги? Ты был уверен, что вернулся Дракон Канохи. А дело было просто в ледовых летучих мышах.

- Тогда приноравливайся к тому, что я такой,- сказал Ликан. – Я пойду на запад и сделаю круг. Ты иди на север. Используй свою маску, оставайся незаметным, и, ради Мата Нуи, на этот раз, если что, беги за помощью.

- Ты портишь все веселье своими постоянными указаниями, Ликан, - посмеиваясь, сказал Нидики, уже исчезая в тени.

***

Тоа Нидики брел по широким проспектам Га-Метру, мимо храмов, школ и каналов. Из всех метру города этот был его наименее любимым. Здесь все выглядело таким правильным и приличным. У него было ощущение, что если на улицы плеснуть немного грязи, тут же вызовут полдюжины патрулей Ваки и объявят во всем метру аварийную ситуацию.

Он давно отключил свою Маску Тайны, которая позволяла ему путешествовать в полупризрачной форме, едва видимым и практически бесшумным. Как эффективна ни была эта маска, ему не нравилось то, что она лишала его возможности слышать свои собственные шаги. Ликан бы назвал его действия «идти на неоправданный риск». Но Нидики серьезно сомневался, что какой-нибудь Темный Охотник приготовил бессмысленную ловушку в такой картинно-безупречной, небесно-голубой, «ах, какой красивой» дыре, как этот метру.

Что-то мелькнуло в тени справа от него. Он вздрогнул при виде трубного паука, направляющегося на ночную охоту. Хотя он ни за что не признался бы в этом своим братьям Тоа, Нидики всегда испытывал болезненное отвращение к трубным паукам, Нуи-Джагам, Нуи-Рамам… а на самом деле, к любым инсектоидам. Если бы это зависело от него, Метру Нуи был бы давно очищен от многоногих ползающих тварей.

Нидики подождал, пока паук скрылся из виду, прежде чем двинуться дальше, чуть более осторожно, чем раньше. Только эта дополнительная осмотрительность и позволила ему заметить фигуру, легко и бесшумно перебегавшую от одной тени к другой. Впервые он увидел кого-то, по-видимому, чувствовавшего себя в тени так же дома, как и он сам. Заинтригованный, он пошел следом.

Сразу стали очевидны две вещи. Первое – что та, кого он преследовал, не была Тоа – она не носила маску Канохи, и уж слишком хорошо кралась. А это шло вразрез с их имиджем гордых и открытых героев. Нидики был исключением из этого правила. Там, откуда он происходил, Тоа наносили удары из тени, или же их жизнь не была долгой.

Второе – место, куда она направлялась. Она держала курс прямо на юго-запад, к Колизею. В обычных обстоятельствах это бы не побеспокоило Нидики – он знал, как хорошо охраняется это место. Но что, если эта Темная Охотница достаточно искусна чтобы пробраться внутрь, и тогда кто знает, что грозит Тураге Дума?

Нидики остановился, приготовил свою воздушную косу и прицелился не туда, где она находилась, а в то место, где она должна была оказаться в следующий момент. Потом направил в свою не мишень узкий сфокусированный поток ураганно-сильного ветра.

Она не повернулась. Она не вскрикнула. Она просто отпрыгнула в сторону, как если бы ее слегка коснулся мяч Кодан, молча приземлилась, и обернулась в его сторону. Ее улыбка была вызывающей.

- Люблю небольшой ветерок, - тихо сказала она. – Охота – жаркая работа.

- Тогда, может быть, тебя нужно остудить немного побольше, - ответил он. На этот раз он послал элементарную силу воздуха с обоих концов своего инструмента, чтобы охватить ее с двух сторон. К его изумлению, она сделала кувырок из положения стоя, ловко уклонившись от обоих воздушных потоков. Еще до того, как встать на ноги, она метнула в него два кинжала. Один просвистел рядом с его маской, а другой на лету отрезал часть его плечевого доспеха.

- Догадываюсь, что Тоа на тренировках не учат уворачиваться, - сказала Темная Охотница. – Не удивительно, что ваш город проигрывает.

Нидики перевел взгляд с нового пореза в своих изумрудных доспехах на свою противницу. Она промахнулась предумышленно, он был уверен. С ее прицелом, если бы она хотела убить его, он был бы уже мертв.

- Не мой город, - ответил он. – А место, которое я защищаю, что то же самое.

- Ох. Вопрос чести?

Нидики помедлил, прежде чем ответить.

- Давай скажем, что лучших предложений нет.

Он на долю секунды отвел от нее глаза, чтобы приготовить свою косу. Когда он посмотрел обратно, она исчезла, пропала как клочок дыма от ночного ветра. Нидики стоял совершенно неподвижно, почти не дыша, его ноги напряглись, готовые к прыжку. Ветеран тысячи битв, он был не так прост, чтобы впадать в панику. Он не знает, где она, и любое движение может оказаться неверным. Он мысленно включил свою маску и пропал в тени.

- О, а ты кое-что умеешь.

Голос звучал откуда-то сверху. Она уселась среди транспортных труб, наблюдая. Это было идеальное место, чтобы спрятаться – ветер, достаточно сильный, чтобы сбросить ее оттуда, мог снести крепления транспортных труб вниз, на его голову. А взбираться за ней наверх было кратчайшим способом самоубийства.

- Я бы могла убить тебя сейчас, Тоа, - продолжила она, – но на сегодня я уже выполнила свою норму. Так что я собираюсь просто оставить тебя здесь и пойти прикончить вашего драгоценного Турагу. Если ты боишься темноты… ну да, ты, вероятно, должен бы ее бояться.

Нидики хранил молчание, пока другой кинжал не вонзился в стену позади него.

- Не стой молча, когда я с тобой разговариваю, - сказала Темная Охотница. – Я уже знаю, где ты. Я чую запах твоего страха.

Тоа заставил себя расслабиться. Он уже попадал в такие ситуации прежде и выпутывался из них. Это просто еще один такой случай.

- Ты никогда этого не сделаешь. Это место слишком хорошо охраняется.

- Посмотри на меня. Если не… а у тебя есть лучший план?

- Мы на противоположных сторонах, помнишь?

- Мы не обязаны на них быть, - ее голос звучал теперь сверху позади него. Он повернулся кругом, но все же не смог ее увидеть. – Сколько Тоа было у вас вначале? Сотня? Две сотни? И сколько осталось, может быть, несколько дюжин? Темные Охотники контролируют половину города, а скоро будут контролировать и другую половину. Когда это произойдет, ты будешь просто еще одной маской среди сваленных в кучу.

Слова звучали тяжело. В эти месяцы, с тех пор как Турага Дума отказался позволить Темным Охотникам построить базу в Метру Нуи, погибло несчетное число Тоа. Большинство были сражены из тени, так никогда и не узнав, кто были их враги. О, были, конечно, и победы – Нидики обратил в бегство многих врагов, а Ликан в битве стоил шестерых Тоа – но все они знали, что числа были не за них. Это был только вопрос времени.

- Если ты хочешь умереть, я с удовольствием помогу, - добавила она. – Но если ты хочешь жить… о чем-то можно было бы договориться.

Прошло долгое время. Потом Нидики опустил косу. Секундой позже, Темная Охотница по имени Лариска спрыгнула на землю перед ним. Она все еще держала наготове свои кинжалы.

- Затененный – мой наниматель – всегда ищет новые таланты, - сказала она. – Помоги нам захватить Колизей, и можешь назвать свою цену.

В этот момент до Нидики полностью дошло, что он собирается сделать. Если он предаст Тоа, он опустится до бесчестия, его имя будет опозорено… или не будет?

А кто сможет рассказать? – спросил он сам себя. – Все Тоа будут мертвы. Матораны? Они верят во все, во что им велят верить. А Темные Охотники? Ну, как будто их кто-то будет слушать.

- Метру Нуи, - сказал он мрачно. – Я отдаю вам Дума, Ликана и остальных, и получаю город в управление. Такова моя цена – прими ее, или оставим это и попрощаемся.

Лариска усмехнулась:

- На самом деле, я думаю, у меня такие варианты – принять это или убить тебя там, где ты стоишь. Но я позволю тебе уйти. Встретимся здесь завтра ночью – и я скажу тебе наш ответ.

***

Следующий день тянулся бесконечно. Нидики проводил время, бродя по Колизею, представляя себе, что он всем этим распоряжается. Сейчас и после, он ощущал некоторые угрызения совести и чувство вины за то, что собирался сделать. Но потом он напомнил себе, что это по вине Дума и других Тоа они решили, что имеют какой-то шанс против Темных Охотников.

На закате двойных солнц появился Ликан:

- А, Нидики, ты здесь. С юга пришла лодка, привезла поддержку. Надо, чтобы ты ее встретил.

- Конечно, - ответил Нидики, благодарный, что появилось оправдание ухода. – Нельзя же сидеть в осаде до самого печального конца без поддержки, правда?

Он ушел, прежде чем Ликан смог ответить.

***

- Договоримся так, - сказала Лариска. – Завтра ты приводишь Ликана и стражей Колизея в Каньон Бесконечного Шепота в По-Метру. Мы рассеемся по пещерам и у подножия гор. Когда все закончится, я лично займусь Дума…. А город будет твоим, Нидики. Что ты собираешься с ним делать?

Нидики сел на скамейку и вытянул ноги:

- Может быть, тебе стоит остаться рядом, Лариска, и узнать.

***

Новость Нидики поразила Колизей как удар молнии: Темные Охотники разбили базовый лагерь в каньоне По-Метру. Все их операции координировались оттуда. Один решительный удар, и войну можно закончить.

- Но нам необходимы все Тоа, которых мы сможем собрать, - говорил он Ликану. – Мы не можем позволить себе упустить такую возможность, оставив кого-то охранять Колизей.

Ликан посмотрел на Дума. Турага кивнул:

- Нидики говорит дело. У нас может больше никогда не быть такого шанса.

Менее чем через пятнадцать минут они были на марше, около сотни Тоа с Ликаном и Нидики во главе. Облака пыли поднимались под их бронированными ногами, когда они шли по сильно разрушенной дороге в По-Метру. Каждый из них потерял в этой войне брата или сестру Тоа, и все хотели, чтобы она закончилась. Но не раньше, чем Темные Охотники полностью расплатятся за свои преступления.

Шаг за шагом, они пришли в Каньон Бесконечного Шепота. Лязг их шагов отражался эхом снова и снова. Солнце нагрело камни насколько, что на них едва можно было смотреть. Небольшие летающие Рахи пикировали и парили в ясном небе. Никаких признаков Базы Темных Охотников видно не было.

- Где она? – спросил Ликан, поворачиваясь к Нидики. – Ты говорил, что война могла бы закончиться уже сегодня.

- Так и будет, - ответил Тоа Воздуха. Отовсюду вокруг из своих засад выскочили Темные Охотники, направив оружие на собравшихся героев. – Извини, что она закончится так, братец.

Ликан покачал головой:

- Тебе и наполовину не так грустно, как мне… И не называй меня больше братом.

Тоа Огня поднял руку. Неожиданно, на вершинах стен каньона показались Тоа, десятки, сотни, потом две сотни, и даже больше. Они ничего не говорили, просто нацелили свои инструменты на оказавшихся теперь окруженными Темных Охотников. Охотники теперь стали добычей, и они смотрели на Лариску, ожидая указаний. Она оценила шансы, потом пожала плечами, бросила свои кинжалы и выпрямилась.

- Очень ловко, - сказала она Нидики. – Ты меня одурачил.

Ликан толкнул Нидики к Темным Охотникам:

- Он вас не обманывал. Хотя я бы хотел, чтобы было так.

- Как ты узнал? – спросил Тоа Воздуха своего бывшего друга.

- Прошлой ночью. Лодка, которая привезла поддержку, - ответил Ликан. – Ты ушел, не спросив, где она причалит. Я пошел за тобой, чтобы сказать тебе это, и случайно увидел твою встречу с твоей ужасной новой подругой.

- А все эти новые Тоа?

- Это «поддержка», которую мы получили с юга. Поскольку Темные Охотники везде имеют глаза и уши, мы с Дума решили, что лучше будет не кричать везде о подкреплении. Когда я узнал, что ты запланировал, я направил их сюда, устроить ловушку для вас самих.

- И теперь что? – спросила Лариска. – Загонишь нас всех в море?

Тоа Огня встретил ее взгляд, его глаза были холодны:

- Еще до того, как вы вошли в каньон, Затененному было отправлено послание. Вам позволят уйти отсюда тем же путем, каким вы пришли, на том условии, что Темные Охотники оставят Метру Нуи и никогда больше не вернутся. – Он обернулся и показал на Нидики. - Начиная с него.

Лицо Нидики выражало недоверие:

- Идти с ними? Но я же Тоа, Ликан. Я твой брат по оружию!

Ликан повернулся спиной к предателю Тоа Воздуха.

- Нет. Нет, не брат. Ты потерял право называть меня «братом», когда предал нас всех. Уходи, Нидики, – с глаз моих и из этого города. Уходи, пока я тебя не убил.

Шесть месяцев спустя

Нидики сидел на каменной скамье, наблюдая за тренировкой команды Темных Охотников. Их задачей было проникнуть на тщательно охраняемый остров и украсть камень, называемый Макоки. Он не знал всех деталей, но, по-видимому, Затененный собирался распилить камень на шесть частей и потом извлечь прибыль, потребовав выкуп за их возвращение.

Команда Темных Охотников действовала, по большей части, профессионально и эффективно. Они преодолевали или обходили любое препятствие, которое ставил перед ними Нидики, и надежно уничтожали любой неожиданно возникающий перед ними манекен-мишень. «По большей части» - за исключением одного большого синего тупицы, у которого полностью отсутствовало что-нибудь похожее на ловкость, незаметность и другие привлекательные качества. Понаблюдав, как он сносит барьер, под которым, как предполагалось, он должен был тихо проскользнуть снизу, Нидики решил, что видел достаточно.

- Крекка! – резко сказал он. – Ты наверняка уже разбудил всех Тоа на кио вокруг. Тоа Огня заметил твою команду, и вы вот-вот станете почетными гостями в печке для Темных Охотников. Что ты будешь делать?

Синий Темный Охотник очень долго размышлял. Потом он улыбнулся и радостно сказал:

- Ударю его?

- Он вон там, наверху, - сказал Нидики, показывая на несуществующую крепость. – А ты здесь, внизу.

Крекка взглянул туда, куда показывал его инструктор, но ничего не увидел:

- Его там нет. Он ушел?

- Он - нет, а почему ты этого не сделал?

- Потому что мне здесь нравится.

Без дальнейших слов, Нидики направился прочь. Пришло время ему и Затененному поговорить.

***

- Они готовы, - доложил Нидики. – Все, кроме синего идиота. Оставь его здесь, пошли меня, и мы добудем для тебя камень. Я обещаю.

Затененный улыбнулся, но не поднял глаз:

- А мы все знаем, что твои обещания заслуживают уважения, не так ли, «Тоа» Нидики?

Нидики сдержался, и не произнес того, что пришло ему в голову. Он видел, как Затененный обходился с теми, кто нарушал субординацию. Вместо этого, он попробовал зайти с другой стороны:

- Я знаю, как мыслят Тоа. Я знаю, как они будут пытаться защищать камень. Я должен пойти на это задание.

- Твое знание твоих бывших союзников делает тебя настолько ценным в качестве тренера, что я не могу рисковать потерять тебя, - сказал Затененный, даже не пытаясь говорить убедительно. – Пойдет Крекка. Ты останешься.

Нидики почувствовал, как в нем поднимается бешенство. В эти шесть месяцев с тех пор как он прибыл на остров Темных Охотников, он не делал ничего, кроме как готовил остальных Темных Охотников к выполнению заданий, бродил среди камней и глазел на океан. Если существовала такая вещь, как Тоа Скуки, то он мог бы им быть. А теперь, его обошла эта неуклюжая неповоротливая груда мышц – это было уже слишком.

- Он слабоумный, - сказал он сквозь стиснутые зубы.

Это привлекло внимание Затененного. Он остановил взгляд на Нидики и поднялся в полный рост. Его голос стал ледяным:

- А ты предатель. Ты повернулся против своих идеалов, своих друзей, своего города, только чтобы спасти свою никчемную жизнь. Как ты мог даже подумать, что я поверю тебе, Нидики?

Тоа Воздуха не нашелся, что сказать. В конце концов, Затененный был прав. Он повернулся против тех, кто доверял ему. Тоа не хотели иметь с ним дела, а Темные Охотники всего лишь использовали его знания. Он везде чужой.

- Но… но я не оставлю твои таланты без применения, - продолжил Затененный. – Так что, может быть, ты и прав – возможно, ты бы служил нам лучше в мире за пределами этого острова. Я полагаю, ты предпочел бы выполнять наиболее опасные задания?

Нидики улыбнулся, с трудом веря в то, что Затененный пришел приблизительно к тому же, что придумал он сам:

– Те, что связаны с самым большим вознаграждением.

- В самом деле. Слишком опасные, однако, чтобы кто-то из Темных Охотников выполнил его один. Тебе будет нужен напарник. К счастью, самый подходящий ждет за дверью моей комнаты.

Нидики повернулся к двери, уверенный, что знает, кто сейчас войдет. Они с Лариской стали близкими товарищами со времени катастрофы в Метру Нуи. Не могло быть никого лучше, чтобы объединиться в команду с ним.

Дверь открылась. Нидики уже начал произносить ее имя… а потом звук замер в его горле.

В дверях… такой широкий, что дверной проем затрещал … стоял Крекка.

***

- Расскажи мне план еще раз.

Крекка начал отвечать, потом остановился, как если бы мысль в его голове только что улетела прочь, как голодная птица Гукко. Секунду он выглядел растерянным. Потом внезапно просиял, как если бы вспомнил, о чем спрашивал его Нидики.

- Мы добираемся туда. Я молчу и пытаюсь выглядеть испуганным. Когда мы найдем нужное место, я ударом открываю ворота. Ты идешь внутрь. Я остаюсь снаружи.

- Почему? – спросил Нидики.

- Потому что ты так сказал.

- Дальше что? – это был уже четвертый раз, когда Нидики заставлял Крекку пересказать план, от начала и до конца, и похоже было, что это придется сделать еще не меньше четырех раз.

- Ты там все разбиваешь, и потом выходишь. Мы уходим и возвращаемся сюда. Ты передаешь оружие Затененному, а я держу рот закрытым, и…, и…

Нидики нахмурился:

- И больше ничего не ломаешь.

- А, правильно, - сказал Крекка. – Всегда забываю эту часть.

Это была довольно простая работа. Какие-то Матораны на соседнем острове придумали новый тип метателей. Никто не знал только, чем они должны были стрелять, но Затененный так или иначе хотел их получить. Предположительно, существовало всего несколько образцов. Если их украсть, а оборудование, использованное для их создания, разбить, такие метатели невозможно будет быстро сделать снова.

Конечно, были и проблемы. На острове были Тоа, но Лариска согласилась пойти вперед и устроить диверсию. Матораны выставили стражу вокруг своей деревни, но не перекрыли одну дорогу, которая включала в себя подъем на отвесный утес. Они полагали, что никто не сможет воспользоваться этой дорогой.

Они никогда не встречали Крекку.

Огромный синий Темный Охотник ткнул пальцем в стену пика, мгновенно создав ступеньку. Он начал подъем, по ходу пробивая дыры в камне. Нидики шел за ним. Они уже были на полпути, когда Нидики понял, что что-то они делают неправильно.

- Подожди минуту, Крекка, - сказал он. – Помнится, Лариска говорила, что ты умеешь летать?

Крекка в ответ, как обычно, пришел в замешательство. Потом он энергично кивнул:

- А, правда. Забыл.

Если я столкну его прямо сейчас с этого пика, никто никогда не узнает, - пожаловался себе Нидики. – И я мог бы так сделать, очень даже, если бы Затененный не сказал, что я отвечаю за его благополучие.

Крекка быстро подошел к двери оружейной и разбил ее одним движением. Потом он послушно остановился, развернулся и позволил Нидики одному войти внутрь.

Найти метатели было легко. Их было три, но Нидики взял только один, чтобы отнести на остров Затененного. Потом он пробил дыру в каменном полу здания и поместил два других внутрь. Никому в голову не придет искать украденное добро именно в том месте, из которого оно было украдено – и теперь, когда Нидики знал что метатели здесь, он мог вернуться и забрать их в любое время. В конце концов, может, когда-нибудь он сможет извлечь из них выгоду, что Затененный, конечно, не одобрил бы.

Он уже начал засыпать яму, когда на него упала тень Крекки.

- Что ты делаешь? – спросил Темный Охотник.

- Я велел тебе оставаться снаружи!

- Я просто вспомнил, что Затененный сказал, чтобы я был с тобой все время работы, - ответил Крекка. – Что ты делаешь, Нидики?

- А на что похоже, что я делаю? Слушай, Крекка, мы принесем один Затененному, а два других оставим себе. Ты разве не любишь новые игрушки?

Крекка покачал головой:

- Затененный сказал, чтобы мы принесли ему все, что найдем. Ничего не оставляли.

- Крекка…

- Затененный сказал «нет»! – произнес Крекка, тыкая пальцем в стену. Здание тряхнуло сверху донизу. Хуже того, звук его голоса привлек внимание Маторанов, и Нидики слышал, как стражи идут по дороге. Он знал, что участие Темных Охотников в этой краже надо было хранить в секрете, а теперь сохранение тайны было в опасности.

- Хорошо, - сказал Нидики, подбирая все три метателя и мечтая, чтобы он мог испытать их на Крекке. – Но только потому, что ты так мило попросил.

***

Нидики первым заметил незнакомку, пересекающую каменный внутренний двор крепости Затененного. Высокая, мощная, в блестящих черных доспехах, она двигалась подобно змее, бросая взгляды направо и налево. Она была ему незнакома, а любой новичок на острове всегда интересовал его.

- Не стоит, - сказала Лариска. Она появилась возле него, хотя он даже не знал, что она была поблизости. – У нее свои проблемы.

- Какого рода?

- Она хочет обучаться у Темных Охотников, и готова заплатить. Но не присоединиться. Говорит, что у нее свои собственные планы. Ну, и Затененный дал ей несколько часов, чтобы изменить свое мнение, а иначе пусть идет туда, откуда пришла.

- А ей нужны наши умения – значит, ее планы включают кражи, убийства и предательства, - пробормотал Нидики. – Звучит похоже на мою собственную историю.

Прежде чем Лариска смогла остановить его, он уже двинулся приветствовать вновь прибывшую.

***

- Уйди с моей дороги.

Нидики не двинулся. Он выяснил, что приезжую зовут Рудака, но очень мало что узнал о ней кроме этого. Все же он смог сделать несколько основанных на полученной информации предположений, и лучшим способом подтвердить их было встретиться с ней лицом к лицу. Если можно сказать, что у нее есть лицо, - заметил он.

- Я просто пытаюсь оказать тебе радушный прием, - сказал он беспечно. – Это очень дружелюбный остров – хорошо защищенный, дом нескольких сотен убийц, и всегда смертоносный для вторгающихся сюда… но дружелюбный.

Рудака попыталась пройти мимо него:

- Мне не нужны друзья.

Нидики преградил ей путь снова:

- Тогда как насчет деловых партнеров? Послушай – я торчу на этом камне уже больше года. Я уходил отсюда только один раз, когда меня послали на какое-то задание вместе со слюнявым идиотом. Я не хочу здесь оставаться.

- И как это касается меня?

- Ты, кажется, ищешь, к кому бы наняться на работу, или ты уже работаешь на них, - ответил Нидики. – Тебе может пригодиться кто-то с моим талантом. Используй меня. Если я буду твоим партнером, увидишь, ты не пожалеешь.

Рудака кивнула. Когда она заговорила снова, ее тон был заговорщическим:

- А как насчет Затененного и других Темных Охотников?

Нидики пожал плечами:

- Они будут продолжать делать то, что делали. Я думаю о большем. Я был – и есть – Тоа. Мне надо сбежать с этого ничтожного острова, а не работать на них.

Высокая черная как смоль фигура улыбнулась:

- Полагаю, у нас может найтись общий интерес. Встретимся в доке, когда стемнеет. Тогда и договоримся окончательно.

***

В полночь Нидики был у кромки воды. Остров был безмолвен, совсем как Метру Нуи год назад, в ту ночь, когда он встретил Лариску. Он не сказал ей о своей встрече с Рудакой и о своих планах оставить остров. Она бы не поняла. Она была Темной Охотницей, по профессии и по природе. Узнав, что в какой-то части своего сердца он все еще рассматривает себя как Тоа, она бы только посмеялась.

Она слишком недальновидна, решил он. Ее кругозор ограничен пределами острова. У него же, по сравнению с ней, - широкий взгляд Тоа. Он все еще обладает силой Тоа. Он мог бы просто найти какой-нибудь остров, где никогда не слышали о Ликане, или Дума, или Метру Нуи, и где население окажет ему радушный прием. Все, что он захочет, будет принадлежать ему, и может быть… может быть он даже сможет снова быть героем.

Несмотря ни на что, я подхожу на эту роль, - сказал он себе. – Конечно, об этом нечего и думать, если Рудака не покажется в ближайшее время.

Он пристально смотрел на океан, удивляясь своему прошлому и своему будущему. Он вспомнил, как впервые увидел Метру Нуи. Это был день, когда он и группа других Тоа прибыли в ответ на призыв помочь в битве с Драконом Канохи. Они были незнакомы друг с другом, но в то же время братьями – все они делили ответственность и риск быть Тоа. Это были особые узы, ничего похожего на то, что связывало Темных Охотников. И, к удивлению и тревоге Нидики, он обнаружил, что ему этого не хватает. Конечно, может быть они и не были в действительности его друзьями…. Может быть они слишком быстро отвернулись от него, вместо того чтобы попытаться понять, почему он сделал то, что сделал… может быть, они не смогли преодолеть свою подозрительность и возмущение , и разглядеть единственного Тоа, достаточно ловкого, чтобы надеяться только на себя самого.

Если бы не я, война бы продолжалась до сих пор, - напомнил он себе. – Затененный мог бы прямо сейчас сидеть в Колизее. А что я получил - благодарность? Нет. Изгнание. Ну, я найду место, где нужен Тоа, и не слишком важно, какой. Если Ликан или кто-нибудь из тех героев Метру Нуи попытаются отнять это у меня, я заставлю их пожалеть о том дне, когда они надели Канохи. Все, что нужно – чтобы Рудака помогла мне получить то, чего я заслуживаю…

Спиннер Ротука – чистая энергия – производил в полете очень мало шума. Даже когда Рудака выстрелила, Нидики ничего не услышал, кроме шума своих собственных мыслей. Все что он почувствовал, была черная боль когда спиннер проник в него, мир закружился перед его глазами, в мышцах появилось странное ощущение сдвига, изменения, они становились чем-то чужим.

Это длилось около шести секунд. Для Нидики, это длилось вечность. Когда все наконец закончилось, он шагнул… нет, он не шагнул, по крайней мере, не так как раньше… к кромке воды. Но смог увидеть только темные волны.

- Давай мы поможем, - голос принадлежал Затененному. Мгновением позже, весь пляж залил свет факелов. И теперь Нидики смог увидеть в воде свое отражение.

Он издал долгий пронзительный крик.

***

Рудака, забавляясь, наблюдала, как Нидики пытается подчинить себе свое новое тело. Он спотыкался на песке, пытаясь двигаться как Тоа, но – пленник чудовищной формы, которую дал ему ее мутирующий спиннер. Она обернулась к Затененному.

- Могу я считать, что оплатила свое обучение? – спросила она.

- Скорее всего, - ответил Затененный. Он снова подумал, как изумительна ее сила. Голова и руки Нидики изменили форму. Но, самое гротескное из всего, его уменьшившееся тело теперь напоминало огромное четвероногое насекомое. Видеть это - было слишком даже для некоторых из собравшихся Темных Охотников. Лариска уже поспешила обратно в крепость.

- На самом деле, тебе следует знать, - сказал Затененный Нидики. – Рудака хотела кое-что получить от меня. Она попыталась использовать доклад о вашем разговоре, чтобы купить это, но я настоял на большем. Если ты все еще обманывал себя, считая что мог бы вернуться обратно и быть Тоа, и что смог бы легко отмыть свой дух от пятна предательства, я собирался разрушить эти мечты раз и навсегда. - Затененный засмеялся резким неприятным смехом. – Ты чудовище, Нидики. Матораны, увидев тебя, с криками будут разбегаться. Тебе никогда не будут аплодировать, тобой никогда не будут восхищаться, толпа никогда не приветствует тебя как спасителя. Кто ты теперь? Тоа Ночных Кошмаров? Герой, Нидики, или ужас? Я думаю, ты найдешь свое место здесь, с Темными Охотниками, сейчас и навсегда. Кто еще захочет иметь с тобой дело?

Глаза Нидики вспыхнули ненавистью. Затененный не обратил внимания. Вместо этого, он просто улыбнулся и положил руку на плечо бывшего Тоа.

- Это ирония, в некотором отношении, - сказал лидер Темных Охотников. – Твой друг Ликан мог бы закончить твои страдания еще тогда, в Метру Нуи, но он решил не делать этого. Не сомневаюсь, он думал, что пощадил тебя, разрешив уйти, невредимым, с нами. – Затененный повернулся и пошел прочь, сказав. – Когда-нибудь, ты действительно поблагодаришь его должным образом.

Один за другим, Рудака и остальные ушли. Никто не произнес ни слова сожаления о Тоа, который только что умер… и никто не сказал ни слова приветствия Темному Охотнику, который только что родился.